Владимир Тарнопольский - Jenseits der Schatten Ансамбль musicFabrik, дирижер Вольфганг Лишке

Александр Вустин - Багатель из проекта "Петрушка". Оливер Триндль, фп.

Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор

Pavel Karmanov - Twice a double concerto in Riga - European premiere Latvian National Symphony orchestra Сonductor - Normunds Sne The Great Guild Hall, Riga, Latvija

ТПО "Композитор" - Jeux d'enfants Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -

Татьяна Герасимёнок - CERBERUS (2015) Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -

Петр Поспелов - Мне Бригитта скажет Слова и музыка Петра Поспелова Исполняют Елизавета Эбаноидзе и Семен Гуревич. За роялем -

Владимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)

Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Leonid Desyatnikov - Tango Eva Bindere - violin Maxim Rysanov - viola Peteris Cirksis - violoncello Leonid Desyatnikov

Павел Карманов - Cambridge music Таллинн, Eesti musika paevad. Ася Соршнева, скрипка. Марина Катаржнова, альт. Петр Кондрашин, влч. Петр

Петр Поспелов - Двенадцатая ночь - Первая песня Оливии Стихи - Анна Алямова Оливия - Елизавета Эбаноидзе Анастасия Чайкина, скрипка Валерия


Петр Поспелов. Внук пирата. 6. Свадебный гимн «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Леонид Десятников - Зима священная 1949 года: VI - Спорт Симфония для солистов, хора и оркестра (1998) Симфонический оркестр Виннипега, солисты и хор Дирижер

Владимир Мартынов - Игры ангелов и людей Мистерия (фрагмент): Литания Богородице. Игры ангелов и людей (2000) Москва, 28.11.2011, Костёл Непорочного

Татьяна Герасимёнок - BOHEMIAN ALGAE (2017) "Bohemian Algae" is the Sacred Ritual of the Holy Trinity. Preface: "The world –

Петя и Волк и не только - спектакль Московского театра кукол Сергей Прокофьев. "Петя и Волк". Петр Поспелов. "Петя и Волк - 2". Автор идеи

Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская


ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля

Леонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).

Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти

Петр Поспелов - Зимняя ночь на стихи Бориса Пастернака Лиза Эбаноидзе, сопрано Семен Гуревич, скрипка Анастасия Чайкина, скрипка Никита

Георг Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Алексей Гориболь, Полина Осетинская. Дом музыки

Дорога Фильм Алексея Ханютина - Музыка Павла Карманова

Александр Вустин - Приношение для фортепианного квартета и ударных. Wiener Konzerthaus 17 февраля 2005, впервые исполнено ансамблем Kremerata

Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород

Павел Карманов - Семь минут до Рождества Эрмитажный театр 14.01.2011 Иван Бушуев, флейта. Марина Катаржнова, скрипка. Владислав Песин, скрипка. Лев Серов

Владимир Мартынов - Стена сообщений (бриколаж) - Часть 1 Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый

Другие видео

Музыкальная критика



«Моцарт и Сальери»: Реквием на конец времени композиторов

Интервью с Владимиром Мартыновым (часть III)

Русский журнал / Пятница 02 июня 2000
Маргарита Катунян: Ваш "Реквием" мажорный.
Владимир Мартынов: Посмотрите на "Страшный суд" Новгородской или Московской школы конца XV века, в Третьяковке у нас висит, или "Апокалипсис", роскошную икону, которая в Успенском соборе, – вы там ничего страшного, скорбного не увидите никогда. Потому что эти люди видели Страшный суд другой стороны. Гольбейн увидел Христа – у Достоевского перед ним эпилептический припадок случился – уже гниющего. И правильно, одно из величайших, может быть, достижений европейского гуманизма вот эта картина Гольбейна. Действительно, вот уже тлеет. Или Изенгеймский алтарь Матиса Грюневальда, он уже позеленел весь там. Можно увидеть с этой стороны и развивать эту сторону, и это в конце концов приводит к Кафке, там. Но можно и с другой стороны.
М.К.: В Вашем "Реквиеме" сменяются разные стили: византийское пение, ренессанс, Моцарт, Шуберт, средиземноморский фольклор, Верди, в конце – Малер. И "Реквием" строится как бы из двух Реквиемов: канонического и нововременного. Чем для Вас важна историческая проекция западноевропейской музыки?
В.М.: Меня, и не только меня, а ряд композиторов, Пелециса, например (Георг Пелецис – рижский композитор-минималист, товарищ Мартынова – РЖ), всегда привлекала идея сделать так, чтобы пройти от григорианики до Малера, от Перотина до вагнеровского "Парсифаля". Все это очень красиво и все истинно. Мы представители нетворческой эпохи, мы не можем создать язык – даже Малер практически уже этого не делает. Он приближается к игроку в бисер. Вагнер – последний человек, который создал свой язык. Как я рассматриваю Реквием? Тут нет никакой разностилицы, а есть юбиляция, можно прослеживать, как она превращается в группетто или как она себя ведет в разных контекстах. То она часть григорианской юбиляции, то она часть романтического группетто, как у Шуберта. Не то что я выше всех себя считаю. У Стенли Кубрика есть фильм "2001 год: Космическая одиссея", и он кончается тем, что младенец смотрит на Землю из космоса. В принципе мы поставлены в такую же ситуацию. Мы на западноевропейскую культуру уже смотрим со стороны. Мы видим то, что даже Стравинский не видел, композиторы XIX века не могли видеть. Мы уже отлетаем. Мы на этой Земле уже не живем. Мы нежити. Тут есть одна очень хорошая вещь: мы видим эту очень красивую Землю со стороны. Я там не живу, я не могу ни принять участие, ни помочь, ни любить, ни вписаться, к сожалению, вот как Моцарт мог или как Пушкин мог, даже как Стравинский, кстати говоря. Я считаю, мне это не дано. Самое главное – не поддаваться иллюзии, что это можно. Сейчас все-таки многие думают, что они еще там живут и могут что-то делать. Это ошибка, конечно.
М.К.: Как Вы соотносите Моцарта и Пушкина?
В.М.: Это не герои моего романа. Просто никак.
М.К.: А Моцарт и Мартынов?
В.М.: Понимаете, у меня много героев. Вот Гайдн – это герой моего романа. Я сколько угодно могу говорить. Но Моцарт, он великий, гениальный, но просто действительно не мой. Вот и Пушкин тоже.
М.К.: Вы так много сочинили "моцарта", и в опере "Гвидо", и здесь, в "Реквиеме". Как Вы соотносите себя с ним?
В.М.: То, что он у меня под коркой сидит. Я его всего переиграл, я на нем воспитывался. Просто вызывает раздражение – почему Моцарт? Почему не Гайдн?
М.К.: Потому что Моцарт – это мифологема, а Гайдн нет.
В.М.: Пускай мифологемами и занимаются те, кто ими занимается.
М.К.: Моцарт и Сальери?
В.М.: Это вопрос к Васильеву. Я не понимаю проблемы "гений и злодейство". Это замечательный текст, но он не соответствует действительности. Как же не совместны, когда мы знаем массу гениев в мировой истории, занимающихся злодействами и гениальными злодействами.
М.К.: Гений и Бог, Гений и культура.
В.М.: Во-первых, надо определить, что такое гений. Гений – это порождение буржуазной индивидуалистической культуры XVIII-XIX века. Ну не было его до этого. Великие вещи, великое искусство... Сейчас нам понятно, что великое искусство – это нонсенс. Была иллюзия великого искусства, и они его как бы создавали, Моцарт, Бетховен и так далее. Даже Монтеверди. Вы можете Монтеверди назвать гением?
М.К.: Нет, конечно.
В.М.: Почему? Он же не меньше, чем Моцарт. Но к нему это неприложимо. К сожалению, в нашем массовом сознании, и не только в массовом, принято, что надо быть гением. Потому что гений имеет право на все – я не буду расшифровывать. Пушкинский "Моцарт и Сальери" эту концепцию разрабатывает, а с моей точки зрения, она совершенно неправомочна. Это очень красивый текст, он выдвигает такую концепцию, и я для себя ее воспринимаю как игровой ход. Есть аксиомы религиозные – "в начале было слово" или "не укради". Получается, что "Гений и злодейство" – такое же, как не укради. Совершенно нет. А кто Пушкину позволил сказать такую вещь? Ему так примерещилось.
М.К.: Что дала эпоха гения в культуре?
В.М.: Она дала образцы высокого искусства, 41 симфонию Моцарта, Торжественную мессу Бетховена, сонаты, квартеты. Она дала массу замечательных вещей. Ими надо наслаждаться, но не принимать их на веру. Это вещи хорошие, правильные или неправильные, но стоящие в ряду с другими вещами. Это вещи, которые я как игрок могу воспринять как ход, на который мне надо сделать ответный ход. Но не более того. Есть Священное писание, допустим, где написаны абсолютные истины – "не убий", допустим, "не укради". Эти вещи несут на себе массу элементов западноевропейского субъективизма. Не личного, человек всегда субъект и он личность, но западноевропейского субъективизма, прокламация которого – "я мыслю, следовательно, существую". Как это – следовательно? Что он мыслит? Все от этого проистекает. "Я мыслю, следовательно..." Кто мыслит-то, и чего он там мыслит? Это декартовская максима. Все сходится – весь Моцарт и весь Пушкин – к этой максиме. Они все начинают мыслить. А, допустим, Лао Цзы не особенно-то мыслит. Он что не существует, тогда можно сказать? Западноевропейская культура – я ее очень люблю, но она дама особого свойства. Пускай она не выдает свои истины, очень красивые. Пускай знает свое место. Мы знаем истины гораздо более фундаментальные. Они сходятся все в конечном итоге. Все великие достижения – и Моцарт, и Пушкин, – просто величайшие достижения человека, – несут на себе очень большую ограниченность западноевропейской культуры XVII, XVIII, XIX века, ее родовые пятна. Чего она не имела в XV, XIV веке, в Обрехте, Окегеме.
М.К.: Смерть Моцарта и Ваша книга "Конец времени композитора" – тут есть совпадение мотивов. Этот параллелизм в спектакле – чья идея?
В.М.: У Васильева свой набор проблем, которые он решает. Тут нельзя сказать, чья идея. Тут действительно игра. Тут совершается редкий случай, немыслимый сегодня, мне повезло, я считаю, и ему повезло. Собрались два игрока в бисер. Мы сделали эти ходы. Раньше нас сделал ход Моцарт, Пушкин. Есть еще такой ход, и мы сделали еще эти ходы. Партия еще как бы не окончена. (Окончание в следующем выпуске.)

Современные русские композиторы: Владимир Мартынов
Leonid Desyatnikov - Tango Eva Bindere - violin Maxim Rysanov - viola Peteris Cirksis - violoncello Leonid Desyatnikov


Александр Вустин - Плач для фагота соло, 1989

Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance (2012) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Антон Батагов - Бодхичарья-Аватара Поет верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче

Леонид Десятников - Возвращение для гобоя, кларнета, двух скрипок, альта и виолончели Премьера на фестивале "Возвращение", январь 2007

Петр Поспелов - Петя и Волк 2 Продолжение музыкальной сказки С.С.Прокофьева. Российский национальный оркестр. Дирижер Владислав Лаврик. Рассказчик Александр Олешко

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Леонид Десятников - Подмосковные вечера Главная тема фильма Обработка для скрипки и струнного ансамбля Романа Минца Роман Минц, скрипка

Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Владимир Николаев - Ave Maria для виолончели с оркестром (2006). Солист Дмитрий Чеглаков. Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» Дирижер

Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Владимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.


Леонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля


Владимир Тарнопольский - Jenseits der Schatten Ансамбль musicFabrik, дирижер Вольфганг Лишке

Петр Поспелов - Жди меня на слова Константина Симонова (1941). Лиза Эбаноидзе, сопрано. Семен Гуревич, скрипка. Петр Поспелов, фп.

Владимир Мартынов - Игры ангелов и людей Мистерия (фрагмент): Литания Богородице. Игры ангелов и людей (2000) Москва, 28.11.2011, Костёл Непорочного

Владимир Мартынов - Дети выдры Хуун_Хуур-Ту Opus Posth п/у Татьяны Гринденко Хор «Млада» (Пермь) Фрагменты премьеры в Перми, 17


Петр Поспелов - Пипо растельмоз Квартет имени Э. Мирзояна и Мария Федотова, флейта Первая скрипка - Арам Асатрян Вторая

Павел Карманов - Different Brooks для фортепианного квинтета. Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин и Марина Катаржнова, скр. Ася

Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород

Петр Поспелов - Мне Бригитта скажет Слова и музыка Петра Поспелова Исполняют Елизавета Эбаноидзе и Семен Гуревич. За роялем -

Петр Поспелов. Внук пирата. 6. Свадебный гимн «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Петр Поспелов - Двенадцатая ночь - Первая песня Оливии Стихи - Анна Алямова Оливия - Елизавета Эбаноидзе Анастасия Чайкина, скрипка Валерия


Другие видео